http://www.slovakradio.sk/inetportal/uploaded_images/pictRSI_27499.jpg

  В западной части Словакии, в непосредственной близости от границы с Австрией как ни в чем не бывало можете шагнуть в полутысячелетнее прошлое. В деревне Вельке Леваре сохранился единственный строительный и исторический памятник, какой вы не увидите больше нигде в Европе. Комплекс домов, так называемый Габанский двор, стоит здесь с середины 16 века. Это жилища, оставшиеся после новокрещенцев – анабаптистов, которые во времена реформации нашли в Леварах убежище от преследований за веру и образ жизни.  Говорит Валерия Михалекова из габанского музея:

«Анабаптизм возник в Швейцарии в начале 16-ого столетия. Анабаптисты отменили частную собственность, создали самостоятельные населенные пункты, где самостоятельно вели хозяйство. И в отличие от других реформаторских течений перешли от реформы церкви к реформам в обществе, а поэтому были в 1525 году изгнаны из Швейцарии. Оттуда переселялись в Австрию, Италию, Голландию, Германию. В Вельке Леваре анабаптисты пришли в 1588 году из габанского поселения в Бродском».

Габаны жили общинами, личная собственность была недопустима. Жилища строили так, чтобы они образовывали компактно обжитой двор, который соответствовал организации жизни в братстве – его называли Haushaben  - от этого происходит и модифицированное название габанов. Там были мастерские,  общая кухня, касса,  детский сад и школа для детей, а еще часовня.  имущество принадлежало  христианской деревне, каждый член деревни должен был работать. О габанах известно, что они были замечательными ремесленниками.  Отличались в кузнечном деле, производстве ножей, столярном ремесле, были колесными мастерами, гончарами, ткачами, но могли изготавливать и парадные кареты, варить пиво и молоть муку. Именно они положили начало гончарному делу на нашей территории. До сих пор в Словакии производится майолика, основы которой положили именно они. Валерия Михалекова от их еще живущей горстки потомков постоянно узнает что-то новое.

«Габанское братство жило в Вельких Леварах на так называемом Габанском дворе, который являлся самостоятельной деревней, которая делилась на несколько домашних хозяйств. Каждым домашним хозяйством управлял хозяин. Они распоряжались скаладами продуктов, пополняли запасы, обеспечивали с согласия старейшин закупки. На общей кухне, поскольку питались габанцы в общей столовой, готовили хозяйки, которым помогали кухарки, мойщики посуды и официанты. Хозяева выдавали отдельным членам своих хозяйств и одежду, белье, еженедельно распределяли работу между главными в мастерских, обеспечивали сырье. Члены общины питались в общей столовой четыре раза в день. Еще несколько слов об этом. Пища распределялась между теми, кто был занят на более тяжелых работах, и теми, у кого работа была полегче. Отдельно заботились о стариках и больных».

Габанский двор является памятником-резервацией народной архитектуры. Из более тридцати домов, образующих квадратную площадь, до наших дней сохранилось  22 здания, являющихся крупнейшей территорией исконной габанской архитектуры в Европе. Однако, крыши уже не покрыты соломой, как было первоначально, а черепицей.  Сегодня габанские дома привлекают внимание, главным образом, могучей кровлей, в которой бывало несколько этажей – на певом располагались комнаты, а на самом верхнем – мастерские.  Нередко в одно доме жило до тридцати человек. В одном из сохранившихся зданий, в так называемом доме Изера, сейчас находится музей. 

Внутреннее членение здания вплоть до третьего этажа сохранилось.  Об искуссности бывших жителей напоминает мебель и разные бытовые предметы. Нам удалось разыскать последнюю жительницу дома Юлию Изерову.   

«Ну, я не являюсь непостредственно габанкой, но очень близко к габанам родилась. А мой муж – выходец из Габанского двора. Я туда пришла как невестка. Мы поженились в 1953 году и жили там до 66-ого. Это уже не был, собственно говоря, габанский образ жизни. Керамика уже давно, много лет там не производилась. Ходили мы за водой к габанскому колодцу. А когда надо было полоскать белье, то спускались к реке Рудаве, и в жару и в холод. Пока бы наносили столько воды, сколько надо, так уже лучше было взять белье и пойти на реку. Это было принято у габанок, ну и мы так делали. Мы уже не пользуемся никакими предметами из габанского дома. Мы ведь не могли забрать с собой мебель. Оставили там шкаф, сундук и письменный стол. Есть у нас только оригинальная габанская керамика, сделанная на том дворе».

Габаны постепенно слились с местным населением, их сообщество перестало существовать в начале прошлого века.  В Вельких Леварах после них, кроме зданий, еще осталась сплоченность  между людьми и старый рецепт пирога «Гренцкох».